Домой Retroriga Ретро ЖЗЛ Рижский адрес булгаковской Маргариты

Рижский адрес булгаковской Маргариты

Рижский адрес булгаковской Маргариты
Сорок шесть лет назад, 18 июля 1970-го, в Москве умерла Елена Сергеевна Булгакова. Третья жена автора «Мастера и Маргариты» вписана в историю литературы как прототип самой известной и неотразимой ведьмы русской словесности – и рижане в этом видят свой повод для гордости.

Как и в случае с Анной Керн, Рига, не имеющая прямого отношения к великому литератору и его великому произведению, связана с ними иначе – через писательскую музу.

Если московские поклонники Булгакова точно знают адрес «нехорошей квартиры» (Большая Садовая, 10, где писатель жил в 1920-х), то рижанам известен «Дом Маргариты» на углу Виландес и Элизабетес. В этом доме провела детство урожденная рижанка Елена Сергеевна Нюренберг, по первому мужу Неёлова, по второму Шиловская, по третьему Булгакова.

Хорошая квартира

Фото: Diāna Spiridovska

На здании по адресу Виландес, 1 – вычурном, с башней и лепниной, образчике козырного нашего югендстиля, – две мемориальные доски: художнику Янису Бректе и оперному певцу Марису Ветре. Елена Сергеевна не упомянута, как и ее старшая сестра Ольга, в замужестве Бокшанская – личный секретарь Немировича-Данченко, участник и летописец советской театральной жизни 1920−1940-х и тоже, как считается, прототип булгаковской героини: Поликсены Тропецкой из «Театрального романа». Вообще благодаря дочерям рижского журналиста Сергея Нюренберга здешние краеведы получили возможность сочинять и разгадывать самые неожиданные исторические ребусы. Скажем, один затейник как-то выложил на интернет-форуме фотографию дома на Виландес, 1, с вопросом: как он связан с московскими и петроградскими анархистами, торговлей оружием и опиатами? Ответ: первым мужем жившей здесь Елены Сергеевны Нюренберг был Сергей Неёлов, сын Мамонта Неёлова (псевдоним Дальский) – знаменитого актера-трагика, ударившегося в анархизм, обвинявшегося еще царской полицией в оружейной и наркоторговле, потом задерживавшегося ВЧК, но погибшего банальным образом под колесами трамвая (правда, по дороге не к кому-нибудь, а к Шаляпину).

Фото: Diāna Spiridovska

Улица Виландес большую часть XIX столетия звалась Палисадной, в советские времена – Янки Купалы, а в 1890-х носила имя города Феллин на севере Лифляндии, что в независимой Эстонии стал называться Вильянди (отсюда и Виландес). Четырехэтажный, плюс полуподвал и мансарды, дом на углу Феллинской и Елизаветинской был построен в последние годы позапрошлого века по проекту Рудольфа фон Цирквица – одного из тех архитекторов, благодаря которым Рига законно гордится своим модерном, он же югендстиль. На недлинной Виландес – несколько зданий фон Цирквица; и вообще эта улица по концентрации югендстиля не сильно уступит прославленной Алберта: здесь строили и такие наши классики, как Карл Генрих Шель и Константин Пекшенс. Основные маршруты архитектурных экскурсий «по рижскому югендстилю» ведут как раз от Алберта по Элизабетес сюда, к Виландес и Рупниецибас.

Все эти кварталы – теперешний (да и тогдашний) тихий центр – отстраивались в золотую и для модерна, и для Риги эпоху конца XIX − начала XX веков. Престижный и дорогой сейчас район был таким же и сто с лишним лет назад. И по тем же причинам: красота, удобство, зелень (напротив – парк, тогда еще без бетонного «трилистника» бывшего ЦК КПЛ). Красота (даже украшательство) и бытовое удобство друг другу в глазах «югендстильных» архитекторов не противоречили – это у какого-нибудь Палладио на полтора десятков залов виллы Пизани один туалет. А пышные дома в районе начала Элизабетес были одними из первых в Риге, где жильцам предлагался набор, без которого мы не мыслим приличного жилья теперь: электричество, телефон, водопровод, центральная канализация.

Фото: Diāna Spiridovska

Понятно, что селились здесь люди небедные – к числу каковых относилось и семейство податного инспектора, журналиста, общественного деятеля, страстного театрала Сергея Марковича Нюренберга. Среди четверых его детей – двух дочерей и двух сыновей – Елена, родившаяся 21 октября 1893 года, была третьей по старшинству.

Мастер и Елена

Отец сестер Нюренберг остался где-то на полях их биографий – даром что сам был фигурой крайне незаурядной. Родившийся в Житомире сын еврейского адвоката из Бердичева, названный Шмулем-Янкелем, он побывал и Сергиусом Петром Гейнрихом (после перехода в лютеранство), и Сергеем Марковичем (приняв православие через два года после женитьбы на дочери священника Александре Горской). Работал учителем в Юрьеве (Тарту), чиновником и журналистом в Риге, банковским служащим в Режице (Резекне). До революции жил, помимо Риги, в обеих российских столицах, в Минске и Белостоке, в 1921-м уехал в Берлин, в 1923-м вернулся в Латвию, уже независимую. В ней Сергей Маркович проживет до своей смерти в 1933-м, и вообще Рига – один из главных, если не самый главный город в его богатой биографии. Здесь Нюренберг (урожденный Ниренберг, а в интерпретации Елены Сергеевны – Нюрнберг) писал в русские газеты, хлопотал об открытии первой русской библиотеки, сопредседательствовал в Русском просветительском обществе, создавал ссудо-сберегательную кассу, организовывал первые антрепризные постановки в русском театре, участвовал в формировании постоянной труппы. Здесь родилась его дочь Елена, здесь она училась в Ломоносовской женской гимназии.

Фото: Diāna Spiridovska

В Москву Нюренберги переехали в 1915-м, во время Первой мировой войны, покончившей с прежней космополитической Ригой. Спустя три года, уже после революции, 25-летняя Елена обвенчается с Юрием Неёловым, будущим адъютантом командира 16-й армии РККА, а еще через два года выйдет замуж за начштаба той же армии 31-летнего Евгения Шиловского. Десять с лишним лет она ведет жизнь жены блестящего военачальника, живет в одном особняке со всей красноармейской верхушкой, рожает двух сыновей. Но в 1929-м знакомится с травимым критикой, почти не издаваемым, не имевшим собственной квартиры Михаилом Булгаковым – и о дальнейшем добрая половина авторов биографических текстов пишет цитатами из главного романа писателя: про мужа Маргариты, «крупного специалиста», что «был молод, красив, добр, честен», ну и, разумеется, про «любовь, выскочившую, как убийца в переулке».

Последующая жизнь реальной Елены Булгаковой (жены писателя с 1932-го) и впрямь неотделима от романного вымысла – и не только потому, что роман этот собственноручно печатался ею под диктовку Михаила Афанасьевича и впервые увидел свет в 1960-х в огромной степени благодаря ее усилиям. Ни один разговор о Елене Сергеевне не обходится и никогда не обойдется без упоминания имени «Маргарита». Даже разговор о ее рижском детстве.

Алексей Евдокимов

 Источник : info.riga.lv
Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.