Домой Рига Латвия Тукумс. Курляндские ворота.

Тукумс. Курляндские ворота.

Тукумс. Курляндские ворота.

Честно говоря, так и не понял, к какой из двух исторической областей относится Тукумс — городок (19 тыс. жителей) в 60км западнее Риги. Традиционно его относят к Земгалии , но на Бауску или Елгаву он похож куда меньше, чем на городки и местечки, о которых пойдёт речь в следующих постах. Но как бы то ни было, это один из самых целостных и характерных малых городов Латвии, я бы сказал — эталонный образец латвийского городка.

Всю Курляндию, кроме больших и транспортно доступных Лиепаи и Вентспилса, я осматривал и её супругом Валерием, на машине: помимо городов, тут очень много всяких глухих весей. По Курляндии у нас получилось два вояжа с промежуточной ночёвкой на даче Ренаты где-то в глубине этого края. Тукумс стал одним из первых пунктов северо-курляндской поездки, из которых я уже успел показать самый дальний — Ливский берег. И хотя Тукумс прекрасно доступен из Риги на автобусах и электричках,  и не заехать в сам городок было бы странно.

2.

Тукумс известен с 1254 года как селение ливов на границе с владениями земгалов. Его странное название — также ливское, то есть финно-угорское. Замок Туккумен построен где-то на рубеже 13-14 веков, относился к серии «почтовых замков», охранявших тракт из Ливонии в Пруссию, и был из тех мест, с которыми не связано каких-то судьбоносных событий, но при этом они никогда не погружались в забвение.  В 1795 году он стал уездным городом Курляндской губернии (7,5 тыс. жителей к началу ХХ века), а особенность курляндских городков — исключительная сохранность, о причинах которой, на самом деле довольно жутких, я расскажу в конце поста.

3.

Прогулку по уездному Тукумсу же начнём с площади Свободы, найти котороую легко по шпилю Троицкой кирхи (1687), основанной Готардом Кетллером на месте замковой капеллы Святого Маркуса. Тукумс целиком занимает довольно высокий холм, и кирха стоит на самой его вершине. Как и весь городок, она сверхтипична для Курляндии (хотя, повторю ещё раз, это считается ещё Земгалия):

4.

На площади есть фонтан, который я подлейшим образом скрыл забыл сфотографировать — мне куда больше понравилась вот эта композиция:

5.

А во дворике близ площади притаилась средневековая Замковая башня — столь презмистая и невзрачная, что наверное без подсказки Ренаты я бы её просто не заметил не взирая даже на то, что она была внесена в мою «дорожную шпаргалку». Как я понял, она сохранилась с 14 века, эпоха за эпохой перестраиваясь. Замок потерял значение в 18 веке, и видимо был разобран под застройку, а башня служила магазином, складом, тюрьмой, пока в 1984-91 годах в ней не обустроили городской музей.

6.

И опять же, я бы его проигнорировал, как и подавляющее большинство музеев в райцентрах, но зайти сюда мне посоветовала всё та же Рената. Музей небольшой, но очень какой-то атмосферный — тут тебе и тяжёлые своды башни, и деревянные перила, и разные исторические экспозиции от Средневековья до сталинских депортаций, но главное в Тукумском музее — макеты с панорамами города, сделанные в 2002 году.

7.

Вот — видимо, конец 17 века: кирха уже в современном облике, но ещё цел замок, а на месте этих заводиков внизу теперь железная дорога:

8.

Тут, судя по моде, начало 19 века — но православная церковь в Тукумсе явно моложе:

9.

В Тукумсе целых две станции, причём обе относились к Риго-Туккумской железной дороге, построенной в 1873-77 годах и до 1904 года остававшейся тупиком, пока совсем рядом не прошла Московско-Виндавская железная дорога. Тут имеется в виду явно основной Тукумс-1 — но с тех пор он порядком изменился:

10.

Ну а кульминация этих макетов — Крутящаяся панорама главной площади: от нажатия кнопки друг друга сменяют Российская империя, I Республика и СССР — даже с памятником Ленину (кстати, она тогда и называлась Красной). Ну а четвёртый вид, современный — уже на улице.

11.

12.

13.

На третьем этаже — выставка местного молокозавода. Всё-таки любят в Прибалтике это дело, да и Ульманис как известно был старый молочник.

14.

Если же ещё чуть спуститься во двор, где стоит башня — можно увидеть огрызок стены Туккуменского замка:

15.

От площади по улице Элизабетас можно сходить к синагоге: еврейское присутствие в Курляндии вообще очень заметно, в уездном Туккуме евреи составляли около 1/3 населения, их было больше, чем немцев (не говоря уж про русских), но меньше, чем латышей. Дело в том, что хотя Курляндская губерния не входила в «черту оседлости», при учреждении последней было сделано исключение для евреев, проживавших за пределами черты ранее, а близость Курляндии к Речи Посполитой вкупе с экономической политикой Кетлеров привели к тому, что еврейская община тут немногим уступала литовской. Ну а при Российской империи курляндские евреи особенно преуспели, так как «черта оседлости» защищала их от соплеменников-конкурентов. Тукумсская община была не самой крупной, но синагога (1865) тут одна из самых основательных в Латвии:

16.

Примыкающий к площади квартал с кирхой содержит ещё и миниатюрный костёл, полностью скрытый соседними домами:

17.

А примыкающий к костёлу переулок Гармониас переполнен всякими инсталляциями, причём явно самодельными, а не «на деньги Евросоюза»:

18.

19.

От этой Теле-Страшилы я вздрогнул:

20.

Сам миниатюрный костёльчик Святого Стефана (1897) и лицо из папье-маше в его дворе:

21.

Дальше я вышел к Большой улице (Лиела), которая спускается от площади Свободы вдоль кирхи на запад:

22.

Практически напротив последней — Общественный дом (1902), вроде бы до сих пор используемый как ДК:

23.

Дальше — просто пейзажи главной улицы уездного курляндского городка:

24.

25.

26.

27.

28.

Переулочек:

29.

Однако на Большой улице я заходил и во дворы, и они своей живописной ветхостью впечатлили меня в Тукумсе едва ли не больше всего. Они похожи на те знаменитые дворики южных городов, не одесские, конечно, но на кишинёвские или херсонские — вполне. С одной оговоркой — они не южные, а северная ветхость какая-то другая, благородная:

30.

31.

32.

33.

34.

35.

36.

37.

38.

В другую сторону от площади уходит улица Замковая (Пилс) — как я понимаю, в современном Тукумсе главная именно она, так как ведёт к вокзалу… вернее, к вокзалу ведут обе улицы, но по Замковой около километра до основного, а по Большой — около 3 километров до второстепенного:

39.

40.

41.

Здесь небольшая Никольская церковь. Русских в уездном Туккуме было чуть более сотни человек, но церковь напоминала скорее о том, что и это — Российская империя:

42.

Рядом — небольшой воинский памятник. Тут всё было очень непросто…

43.

Хорошо видно, как за памятником город обрывает в пойму речки Слоцене. Впереди видна пивоварня (вот ведь часть немецкого культурного ландшафта!), за которой улица круто ныряет под уклон… мы там ехали на машине и удачного кадра не вышло:

44.

Вот и Тукумс-1, ныне основной вокзал города, куда каждые 1-2 часа ходят электрички из Риги, по дороге пересекающие всю Юрмалу. Здание в целом похоже на то, что изображает макет в музее, но явно перестроенное — то ли после одной из Мировых войн, то ли просто расширенное для удобства.

45.

За вокзалом виден зелёный склон холма, на котором стоит город. На другой стороне площади — и автовокзал. Из-за близости к центру Тукумс-1 ныне основная станция, но конечная у большинства электричек Тукумс-2, который находится уже фактически за городом. В её 1904 «подхватила» Московско-Виндавская магистраль, и там сохранились деревянный вокзал и заброшенное депо. За Тукумсом-2 вроде бы пассажирские поеда больше не ходят, последним был дизель на Вентспилс.
46.

Въезжая в историческую Курляндию (ещё раз оговорюсь, что Тукумс к ней обычно не относят), нельзя не упоминуть про ещё один её феномен — «Курляндский котёл». Дело в том, что последние выстрелы Великой Отечественной прозвучали не в Берлине и даже не в Праге, а именно здесь: немцы, а вместе с ними латыши, окопались в Курляндии так прочно, что Красная Армия пять раз пыталась сюда прорваться и пять раз не смогла, неся ощутимые потери и попадая в окружения. При этом немцы активно поддерживали связь с Фатерляндом по морю, а для их латышских союзников родная земля и вовсе была под ногами. Немцы прекратили оборону Курляндии даже не после падения Берлина, а лишь после подписания безоговорочной капитуляции: в Тукумс Красная Армия вошла 8 мая, а в Венстпилс — 10-го. Однако многие решили прорываться в Германию тайком или просто умереть с оружием в руках, и активные боевые действия в Курляндии вспыхивали до 15 или даже до 22 мая 1945 года. И ведь кто-то в них умирал, с осозанием, что убит уже поверженным врагом, считанных дней не дожив до столь долгожданного мира. Вообще, удивительно, но крепче всего нацисты держались за тевтонские колонии — Пруссия окончательно пала за две недели до капитуляции, Курляндия и вовсе осталась непокорённой. Для многих прогерманских латышей же война продолжалась ещё годами — они стали «лесными братьями». В принципе от современных латышских националистов можно услышать, что это в первую очередь именно латыши сдерживали Красную Армию (ну, примерно как поляки брали Берлин при лёёёёгонькой такой поддержке большевиков) и даже что Курляндской котёл не позволил Советам дойти до Западной Европы и создать Красную Голландию, Красную Бельгию, Красную Францию (что также довольно бредово)…

47а.

Честно говоря, так и не понял, какова была судьба Тукумса — то ли Красная Армия вообще не сумела его захватить, то ли захватила в одной из 5 Курляндских битв и потеряла в другой. На западном выезде из города стоит один из самых необычных советских мемориалов, который иногда называют «первым памятником латышским эсэсоввцам»: Мать-Латвия и два её сына по разные стороны фронта.

47.

Но побочным эффектом «Курляндского котла» стало то, что в его пределах не было таких мясорубок, как во всей остальной Восточной Европе, а потому курляндские городки и усадьбы сохранились не в пример лучше видземских, земгальских или литовских. Курляндия — самая, пожалуй, чистая остзейщина. В следующих частях — про окрестности Тукумса.

P.S.
А до места, где разбился Цой, я так не добрался. Это случилось на трассе Юрмала-Талси, километрах в 30 от Тукумса, и мы там не проезжали, тем более вроде как в эти дни памятный знак был разобран для ремонта. На самом деле жаль, что не добрался. Вообще, впервые я узнал про Цоя именно в связи с его смертью, мне тогда было 5 лет, но всерьёз слушать «Кино» и вообще русский рок я начал только в студенчестве. В общем, вполне по-неферски позаимствую чужую фотографию — первый памятник Последнему Герою:

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.