Домой Рига Латвия Видземская глубинка

Видземская глубинка

Видземская глубинка

В завершение рассказа о Видземе — россыпь замков и усадеб разных эпох, в том числе уникальное деревянное поместье Унгурмуйжа и изображенный на вводном кадре Лиелстраупе. Этим постом я обязан Ренате Римша  — лишь про один пункт из перечисленных я знал до поездки, да и туда вполне мог не добраться.

…Нет, впрочем про два пункта — так как тот наш вояж охватывал пол-Видземе и почти всю Земгалию, начну рассказ с городка Кегумс (2,5 тыс.), в котором мы пересекали Западную Двину. Он стоит ниже Кокнесе и Лиелварде с их замками, и я планировал заехать туда на часок ещё по дороге в Ригу с востока, но как уже говорилось в тех постах — налажал с транспортом. Между тем, достопримечательность в Кегумсе совсем другого рода:

2.

Как и многие реки бывшего Советского Союза, Даугава представляет собой каскад водохранилищ трёх ГЭС: Плявиньской (1960-67, городок Айзкраукле ниже Кокнесе), Кегумской и Рижской (1974, чуть ниже Саласпилса). Но Кегумская ГЭС среди них стоит особняком, потому что построена была в 1936-40 годах, то есть при I республике.

3.

В принципе Первая Латвия была государством достаточно развитым, со своей высокотехнологичной промышленностью (например, радиоэлектроникой и автомобилестроением), и возможности построить крупную ГЭС у неё были. На момент присоединения Латвии эта ГЭС стала четвёртой по мощности в СССР (72 МВт) после Волховской (86), Угличской (113) и ДнепроГЭС (560), а уж для маленькой страны была и вовсе грандиозна. В 1976-79 годах была построена вторая очередь, и ныне Кегумская ГЭС с мощностью 264 МВт крупнее Угличской вдвое.

4.

А вот затопили при её строительстве немало, в том числе остров с легендарной могилой Лачплесиса (см. Лиелварде).

5.

На той стороне — ещё и ДК Энергетиков, уж не знаю, до- или послевоенный. Ещё в Кегумсе сохранился вокзал, который я так и не увидел — см. например, у darriuss (фото 1-2).

6.

Мы же, въехав на видземскую землю и завернув ещё нас час в Лиелварде, изо всех сил (но без превышения!) погнали на север — дело было около пол-четвертого часов, а Рената сказала, что нам к 17 часам, до закрытия музея, необходимо быть в Унгурмуйже, от которой нас отделяло более 100км — от Лиелварде есть прямая дорога на Сигулду. Вот в какой-то момент из лесов выросла кирха (1780-82) над советским воинским мемориалом:

7.

Это Сунтажи, немецкий Сунцель, известный с 1318 года как замок Рижского арихиепископства, а вернее Домского капитула, то есть совета при владыке — таких замков было всего три, ещё Кримулда под Сигулдой и Доле под Ригой, и отношения епископа с капитулом были не всегда гладкими: часто канонники объединились с Орденом, чтобы сбросить неугодного владыку. Богатая история Сунцеля рассказана на сайте Ренаты Римша, я же скажу лишь, что нынешний замок хотя и похож на перестроенное средневековое здание, на самом деле целиком возведён в тех же 1780-82 годах, а башенки по бокам и вовсе появились при восстановлении замка после 1905 года, когда его сожгли восставшие латыши.

8.

Чуть дальше — посёлок Малпилс, куда мы изначально планировали заехать, но уже на подходах поняли, что тогда не успеем в Унгурмуйжу. В Малпилсе также находится имение, выросшее из замка Лембург с опять же довольно интересной историей. за которой опять же отсылаю к «Замка Латвии». Проскочили навылет Сигулду (где я, к счастью, был днём ранее), Страупе (куда ещё заедем на обратном пути) и где-то в без пяти 17 по просёлочной дороге подъехали к Унгурмуйже. Она расположена в действительно труднодоступном месте, примерно в 20км от Цесиса, но вот непосредственно рядом нет никаких населённых пунктов, и как туда добраться без машины — вообще не представляю. На дорогу за несколько километров до усадьбы глядит деревянная часовня, о которой даже на латышском нет почти никаких сведений:

9.

Унгурмуйжа, столь же неизвестная в русскоязычных источниках, сколь детально изученная и описанная в латышских — на самом деле достойна места в первой десятке, а то и первой пятёрке латвийский поместий. Ливская крепость Уреле (Ореллен) известан на этом месте с 1218 года, небольшое имение одного из орденских рыцарей зародилось скорее всего где-то в 15 веке, а основными его владельцами были Унгерны (латышское название дословно — «Унгернова мыза»). В 1728 году его купил, чтоб выйти на покой Бальтазар фон Кампенхаузен, шведский военачальник, разбитый в своё время под Полтавой, а в 1710 году попавший в русский плен по дороге из Бендер (где отсиживался Карл XII, занудно уговаривая турок навалять москалям) в Швецию. В плену, впрочем, Кампенхаузен не растерялся, перешёл на русскую службу, и уже в 1712 году был произведён в полковники, а дальше преуспел в служении России настолько, что на похоронах Петра I был в числе тех, кто нёс императорский гроб. Созданный в 18 веке ансамбль дошёл в почти изначальном виде (хотя и утратив несколько зданий), и тем удивительнее то, что ансамбль этот — деревянный. Даже зерновой амбар (1738-40), хорошо видимый от парковки:

10.

Не говоря уж про господский дом (1730-50-е), редчайший образец деревянного барокко — таких зданий и в России-то единицы…

11.

Рядом ещё один флигель 19 века, в разных источниках известный как Малый домик и Старая школа:

12.

Дальше в парке — Чайный домик (1753) в прямой видимости от дворца и ещё несколько построек (усыпальница, руины мельницы и т.д.), до которых мы не дошли:

13.

Всякую чёрную работу на строительстве делали, конечно, крепостные латыши, но помимо них Кампенхаузен пригласил сюда народных умельцев со всего Остзейского края, лучших сельских плотников, кузницов и маляров, среди которых были немцы, латыши, русские, эстонцы. Получилось действительно нечто — при том, что главное тут даже не снаружи, а внутри.

14.

Хотя мы вошли на усадебный двор ровно к закрытию, нам повезло — в это время сюда прибыла группа туристов, в которых Рената и Валерий по языку опознали эстонцев. Это показательно — латышей я первый раз увидел на Куршской косе в Литве, а эстонцев — стало быть, в глубинке Латвии. С виду, кстати, совсем европейцы — ну, не немцы или финны, конечно. но я их сначала принял за чехов. У них тут намечался банкет, а пока к банкету шла подготовка — нас впустили осмотреть дом.

15.

Мало того, что Унгурмуйжа деревянная, во дворце ещё и прекрасно сохранились настенные росписи тех же 1750-х годов. Известен даже их автор — маляр Георг Хинш из Лимбажи. На первом этаже их только начинают расчищать от штукатурки. Тут натурально гжель:

16.

Тут похоже на церковные фрески. Изразцовые печи, кстати, лишь реплики:

17.

Но главное всё же наверху — лестница из прихожей ведёт в «комнату с гренадерами»:

18.

Изображёнными во весь рост и очень детально:

19.

Росписи других комнат и потолок над лестницей:

20.

И эти птицы, летающие на потолке, впечатляют едва ли не сильнее гренадеров. Внутри достаточно темно, и если бы я не знал про этих птиц от Ренаты — даже не догадался бы посмотреть вверх.

21.

Рената сегодня опубликовала и свой пост про Унгурмуйжу, очень большой и подробный — там и детали росписей, и неувиденные мной здания, и история. Собственно, именно того поста я ждал, чтобы написать вот этот. И ещё удивительно то, что ведь на самом деле в ХХ веке судьба усадьбы складывалась весьма тяжёлая: ещё в Первую Мировую дворец разгромили солдаты; разорившиеся Кампенхаузены не имели денег на его ремонт, но хотя бы просто приглядывали за зданием. В 1952 году здесь была устроена школа, при этом замазаны росписи. Наконец, в 1977-80 годах был отреставрирован Чайный домик, а с 1990-х — и сам дворец. В общем, у уникального памятника были все шансы сгореть или сгнить, но всё же бывают истории с хорошим концом.

22.

Впечатлённые Унгурмуйжей и довольные тем, что успели, мы поехали в сторону Риги. Тот день вообще выдался сумасшедшим, мы проехали 16 (!) пунктов, накрыв примерно пятую часть территории Латвии — Рената и Валерий знают местность настолько хорошо, что маршрут был выверен поминутно. Унгурмуйжа была последним пунктом, куда надо было «успеть» — дальше нас ограничивал лишь заход Солнца, а дело было, напоминаю, в июле. Из Унгурмуйжи мы вернулись в Страупе (немецкий Рооп), крупное село примерно в 30км от Сигулды на дороге Рига-Валмиера.

23.

История его глубже, чем может показаться — это ни что иное, как несостоявшаяся столица донемецкой Ливонии. Ливы (финно-угры) в развитии несколько отставали от лагталов (балтов), у которых к 13 веку уже были небольшие княжества, но всё же и у них шло формирование прото-государств. Крупнейшим из таковых было Видумаа, в русском и немецком языках трансформировавшееся в Идумея, а в латышском — в Видземе. И её крупнейший населённый пункт находился как раз близ нынешнего Страупе, а его значении говорит хотя бы тот факт, что основатель Риги епископ Альберт передал Рооп своему брату Теодориху. При немцах тут выросли два замка — Большой (Лиелстраупе) и Малый (Мазстраупе), до 1523 года принадлежавшие фон Розенам — вассалам Рижского архиепископа, и видимо задачей Роопских замков было «держать» Венден — столицу Ордена. В 1374-1623 годах Рооп даже был городом с Рижским правом, третьим по величине в границах нынешней Латвии после Риги и Венедена. Затем, в 1523 году Розены одними из первых в Остзейском краю перешли в лютеранство. за что замки у них изъяли в прямое управление епископа, а при Речи Посполитой передали иезуитам — в Большом замке открылся женский монастырь, а в Малом — мужской. Затем истории замков разошлись: Малый замок Розены вернули в 1638, а Большой — в 1857, однако Малым замком к тому времени владели Левенвольде (1710-76) и сменившие их Мейендорфы — одни из ярчайших родов Остзейского края. Большой замок принадлежал Розенам до Второй Мировой войны, Малый же лишился хоязев после Первой Мировой, и в 1925 году в нём открылась школа. Чуть позже, в 1936 году, разобрали за неимением средств на ремонт самый эффектный его элемент — башню с воротами, через которые проходила просёлочная дорога:

23а.

Школа в Мазстраупском замке обитает до сих пор, но я вынужден использовать фотографию Ренаты и Валерия:

24.

Так как сам про Мазстраупский замок узнал от них лишь постфактум, а на главной площади мы разошлись: моё внимание привлёк фольклорный праздник, проходивший в сквере по соседству.

25.

Такие вещи в Прибалтике очень любят, по словам Ренаты — даже слишком и часто в ущерб другому наследию. Капитальные сцены для фестивалей я видел тут даже в мелких сёлах, а уж в каждом городе — и подавно, и по теории вероятности рано или поздно я должен был увидеть такую сцену и «в действии». Тем более здесь — латышские певческие фестивали впервые устраивли в 1860-е годы именно Розены, этот край считается в Латвии родиной Праздника Песни. Музыка звучала хотя и явно с фольклорными мотивами, но современная:

26.

27.

28.

29.

30.

В принципе для человека, приехавшего в Латвию впервые — зрелище довольно яркое. В России как-то на подобные действа не попадал. В зрителях, как видите, недостатка тоже нет. Рядом человек с лотка торговал очень вкусными самодельными пирожками и соками, а вот эти две девочки, смеясь, сами прибежали ко мне в фокус, спозировали для нескольки кадров и так же, смеясь, убежали, даже не взглянув, что получилось. Дети в Латвии вообще сплошь очень милые — живенькие, но при этом не хулиганистые.

31.

О Мазстраупском замке у Ренаты подробно рассказано и на сайте, и в ЖЖ — объект малоизвестный, но здорово дополняющий картину. Однако всё-таки более известен стоящий за речкой Браслой примерно километром далее Лиелстраупе — один из красивейших в Латвии, он запечатлён и на вводном кадре. Большой замок действительно большой:

32.

Как уже говорилось, первым немецким владельцем Роопа был Теодорих — брат основателя Риги. Несколько лет тут управлял по договору псковский князь Владимир Мстиславович (местный Владимир — город Валмиера), а за Розенами местность закрепилась в 1288 году. После того, как в 16 веке их отсюда погнали, у Большого замка сменилось за два века множество владельцев, он не раз разрушался войнами от Ливонской до Северной, и в нынешнем виде его восстановил в 1723-43 годах Пётр Ласси — генерал-губернатор Лифляндии. Впрочем, владельцы и после него менялись довольно часто, пока наконец в 1857 году замок не вернулся к Розенам, которые владели им вплоть до прихода советской власти. При Советах поначалу дела шли неплохо, и хотя в 1949-59 годах тут размещалась усадьба крупного колхоза, нетронутыми остались даже витражи замковой капеллы. Однако в 1963 году в замке устроили психиатрическую клинику принудительного лечения, и лечили там отнюдь не диссидентов, а буйнопомешанных и наркоманов. Наркологическая клиника обитает тут и поныне… но замку повезло с её директорами, уже в 1970-е годы понимавшими ценность здания и поддержававшими его в адекватном виде. История и устройство замка — опять же, подробно даны на сайте Ренаты, тем более я много упустил.

Старейшая часть — башня чуть ли не 14 века, вполне возможно являвшаяся на тот момент собственно замком:

33.

Остальные здания в основе 15 века, а барочный облик обрели, как уже говорилось, при Ласси. Два корпуса примыкают к башне, третий (для челяди) отделён от неё воротами и виден на вводном кадре. С другой стороны к южному корпусу примыкает Малый дворец — по легенде, его построили, когда кто-то из Розенов женился на простолюденка, чтобы она жила там и не оскорбляла других своим видом. Восточный корпус же продолжает внушительных размеров капелла:

34.

В основе она также 15 века, но в нынешнем виде восстановлена из руин в 1726-30 годах. Под ней находилась усыпальница, где хоронили людей самых разных фамилий, владевших Страупскими замками… но их гробы поджёг какой-то наркоман (из здешних пациентов, разумеется). В церкви сохранились два надгробия Розенов и одно Левенвольде, но я их почему-то не углядел. Также я умудрился не заметить целую коллекцию надгробных плит во дворе у кирхи — см. опять же в статье Ренаты по ссылке выше.

35.

А вот два из трёх витражей алтаря были сделаны в 1943 году (подозреваю, кроме правого), и в них это чувствуется. Второй раз вижу церковное убранство времён войны — ещё румынское в молдавских Бельцах. Картины на кафедре — также реликвия (1739).

36.

Ещё одно здание замкового двора — деревянная колоколенка (1848), абсолютно нетипичная для Латвии. Ведь башня не была колокольней, а созывать люди на молитву как-то надо. Она тут не первая — упоминается, что другая колокольня сгорела в 1681 году и тогда же была отстроена.

37.

Ещё несколько построек напротив замка — тут был хозяйственный двор имения. Это, наверное, была сторожка для смотрителей:

38.

Это похоже на развалины погреба… но вдруг остатки средневекового форбурга?

39.

Но более всего понравилась ни то паровая мельница, ни то котельная с архаичной квадратной трубой:

40.

Напоследок заехали в поместье Бирини по дороге из Сигулды на взморье. Тут уже никаких особых исторических бурь — просто красивый дворец графа Пистолькорса 1860-х годов, уютный парк да идеальное состояние всего этого — видно, что сюда и из Риги многие ездят просто погулять. На плотине, правда — касса:

41.

42.

И гуляли мы в Бирини после крайне насыщенного дня, и пишу я о нём в конце здоровенного поста — так что сил на исторические справки и поиск деталей уже нет. Просто прогулка тёплым вечером в уютном поместье:

43.

44.

45.

46.

В конюшне — несколько лошадей, парочка пони и почему-то коза:

47.

В огромном парке множество красивых уголков, глухих мест, деревянных скульптур. Парк состоит из нескольких участков со своими названиями (типа Райские кущи), но более всего запомнился Дуб Любви — на нём, по поверью, молоджёны вешают узелки с колокольчиками, которые на ветру тихонько звенят.

48.

49.

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :
Loading...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.