Домой Рига Прогулки Прогулка по Саркандаугаве

Прогулка по Саркандаугаве

Из центра в Саркандаугаву ведёт улица Выгонной дамбы (Ганибу дамбис) — сейчас никакой дамбы тут не заметно, а в старину таковая прикрывала пастбища Рижского патримониального округа от разливов Даугавы. Впрочем, по ней мы только возвращались, а в Саркандаугаву ехали со стороны Брасы (см. здесь) по улице Дунтес. У выезда на Ганибу — явно дореволюционные (или хотя бы довоенные) постройки троллейбусного парка №1, явно изначально построенные для чего-то другого: троллейбус в Риге запустили лишь в 1947 году, хотя первый маршрут за пределы центра год спустя пришёл именно в Саркандаугаву:



2.





Посреди промзоны возвышается оригинальное здание, пожалуй самое запомнившееся мне в Риге из позднесоветских. Ещё интереснее было в один из последующих дней познакомиться лично с его архитектором — это Виктор Римша, отец renatar.Обзор его произведений есть в её журнале, этот дом там значится как "лабораторный корпус дизелестроительного завода (1985)". Самое знаменитое творение Виктора Бенедиктовича я уже показывал в посте о Сигулде, а ещё кое-что видел в Вентспилсе.



3.





А за километрами промзоны вновь старые дома — это уже и есть Саркандаугава:



4.





Проехав через них, мы припарковались на бензоколонке у огромного и мёртвого завода, треугольная площадка которого вытянута примерно на километр. По аналогии с петербургским Красным Треугольником я бы назвал его Желтый Треугольник — дело в том, что изначально здесь находился второй по величине в Российской империи резинотехнический завод "Проводник". Вообще, не вполне очевидно, что дореволюционная Россия была одним из крупнейших в мире производителем резины, что вдвойне странно, если учесть, что сырьё — каучуковую смолу — везли сюда из Бразилии, можно сказать с другой стороны Земли. Возможно, сказывалась дешевизна рабочей силы — по сути производство концентрировалось на трёх заводах-сверхгигантах: петербургский "Треугольник" (1859, до 27 тысяч рабочих, размерами в Петербурге уступал лишь Путиловскому заводу, до конца века монополист, к 1914 году — 60-70% общероссийского производства резины), московский "Богатырь" (1887) и рижский "Проводник" (1888). Последний хотя и уступал "Треугольнику" почти вдвое (16 тысяч рабочих), был на самом деле крупнейшим заводом Риги, оставляя далеко позади и Руссо-Балт, и ВКЭ (будущий ВЭФ), но в то же время образуя с ними симбиоз: если "Треугольник" выпускал в основном потребительские товары (в первую очередь калоши), то "Проводник" — промышленные: шины, резиновые детали, изоляцию, понтоны… И хотя шины в его ассортименте составляли малую часть, в историю он вошёл именно как производитель шин для первых русских автомобилей и самолётов.



5.





Затем "Треугольник" и "Богатырь" стали "Красным Треугольником" и "Красным Богатырём" соответственно и дожили до 1990-х годов, а вот у "Проводника" история была не столь линейной: в 1915 году его эвакуировали в Россию, где оборудование и инженерия рассеялось по другим предприятиям. Корпуса на окраине же пустовали (или были занятый всякой мелочью) всю эпоху I республики, и лишь в 1946 году в них разместился новый Рижский Электромашиностроительный завод, сразу ставший крупнейшим предприятием города наряду с ВЭФом. Рига превратилась в главный центр электротехники и электроники в Советском Союзе, и как и раньше — ВЭФ выпускал больше потребительскую продукцию (типа приёмников или телефонов), а РЭЗ — промышленную: всякие электротехнические детали и элементы, в первую очередь для поездов, метро и трамваев. Сейчас РЭЗ находится в каком-то полуживом состоянии — вроде и не ликвидирован, и даже что-то экспортирует на российские заводы, но по внешнему виду так и не скажешь. Близко к этим корпусам не подойти — они отделены заросшей вонючей канавой.



6.





Далее Янис вывез меня к мосту на остров Кудзиньсала, вмещающий жилой район с частным сектором и значительную часть порта. Сам же мост перекинут через собственно Красную Двину (Саркандаугава), до советской власти известную как Рейдовая Двина — то есть видимо здесь был "отстойник" для судов, ожидающих захода в порт вместо морского рейда. Вид на юг, слева корпуса РЭЗа:



7.





Трубы, одна из которых приспособлена под водонапорку, поближе:



8.





Вдалеке просматриваются самые высокие советские здания Риги — сталинская высотка Академии наук Латвии (108м, 1960) и гостиница "Латвия" (96м, 1976), которая видимо загораживает шпили Старого города. Также обратите внимание на лебедя — в Прибалтике они не гнушаются жить в отнюдь не самых чистых акваториях портов (например, в Балтийске).



9.





Виды на север. Теперь некогда рейдовая протока сама обросла портовыми терминалами:



10.





Рижский порт в Прибалтике второй по обороту (35 миллионов тонн) после порта Клайпеды (42 миллиона), немного уступая Одессе, и значительно — Петербургу (50-60 млн.), Усть-Луге и Приморску (по 80-90 млн.), траффик которых с распадом СССР в общем-то и потерял.



11.





Едем дальше вдоль портовых терминалов, едко воняющих нефтью. У этих ворот стоят фуры с ехидными русскоязычными дальнобойщиками.



12.





А напротив — один из красивейших в Риге промышленный ансамбль пивзавода "Алдарис". Пивоварни вообще почти всегда строились очень красиво, пожалуй это самая эстетичная отрасль промарха — ведь тут всё должно быть вкусным, даже внешний вид.



13.





"Алдарис" начался с пивоварни "Вальдшлоссен" ("Лесной замок"), которую основал в 1865 году баварский предприниматель Иоганн Драудер, а в 1880 выкупил и сильно расширил местный инженер Адольф фон Бюнгнер. Так как пиво рижане пили и будут пить всегда, завод благополучно пережил и обе Мировые войны, и распад СССР, лишь в 1937 году сменив название, и ныне "Алдарис" производит около половины латвийского пива.



14.





Мы с Янисом ткнулись было на проходную — вечер же, рабочий день закончился, что бы не пройти на территорию?



15.





Однако из будки показался охранник, о чём-то перетёр с Янисом на латышском, сошлись на том, что внутрь ходить всё-таки нельзя, а вот фотографировать нитко не запрещает.



16.





На фасаде скульптура Гамбринуса — это на самом деле не только легендарный кабак в Одессе, но и мифический баварский король, который изобрёл пивоварение.



17.





За пивоварней есть ещё парк бывший усадьбы фон Бингнеров, куда мы забыли заехать. В усадебном доме (1898) находилась летняя резиденция Ульманиса, а ныне Латвийский музей культуры "Даудери", основанный в 1990 году как частный, а в 2010 вошедший в состав исторического музея. В общем, досадное упущение с моей стороны, поэтому фото из википедии:



18.





Дальше поехали вдоль порта. Советские дома в припортовой Саркандаугаве — как совсем типовые:



19.





Так и весьма небанальные (а может даже и не советские?):



20.





Далёкие терминалы. Россия вроде собиралась тут что-то строить, но местные протестуют — не против империализма, а против взрывоопасности.



21.





Бесконечные старые склады и фабрики:



22.





Горы древесины на экспорт — с упадком машиностроения важнейшей промышленностью Латвии стала лесопереработка:



23.





Заблудившийся трамвай на конечной:



24.





Маневровый тепловоз на железной дороге, ведущей отсюда к побережью и далее в Лимбажи. Собственно, это уже и не Саркандаугава, а Яунмилгравис, или Новый Милграбен — именно сюда вела построенная в 1892 году Милгравская железная дорога, огибающая Петербургский форштадт и нанизавшая на себя основную рижскую промзону.



25.





Старый Милграбен (Вецмилгравис) — на острове за очередной протокой, ведущей в огромное Кишозеро, ограничивающее Ригу с северо-востока. На той стороне протоки Рижский судоремонтный завод:



26.





Однако за мост мы уже не поехали, направившись на юг по другим улицам. Янис завёз меня в глухую рабочую слободку где-то в глубине Яунмилгрависа:



27.





Многие ли из туристов, гуляющих по мостовым Старой Риги догадываются о том, что этот город может быть и таким? Столь типичная рабочая окраина, в похожей слободке в Перми прошло и моё детство. Только там совсем другая архитектура. Какого времени эти обветшалые дома — даже не знаю, больше всего похоже на 1920-30-е, но говорят — ровесники завода



28.





28а.





Пролетарский дворик:



29.





Я поинтересовался, какой тут живёт народ, и Янис мне честно ответил: "Ты конечно не обижайся, но латыши себя так не ведут" — указав на толстую нетрезвую тётку, ругавшуюся на всю улицу с кем-то, скрывающемся в недрах подъезда. В том смысле, что латышам конечно ничто человеческое не чуждо, выпить и поскандалить любой народ умеет, а вот устраивать это на публике — уже не любой. Я вспомнил русскую поговорку "На миру и смерть красна" и дальше пустились в рассуждения о различиях менталитета: повыяснять отношения именно на публике русский человек действительно любит, видимо таким образом демонстрируя, что его дело правое и скрывать ему нечего.

Вообще же, по словам Яниса, тут продавщицы в магазине вполне могут игнорировать клиента, если тот обращается к ним на латышском.



30.





Впрочем, не будем забывать, что здесь живут не просто русские, а — спивающиеся рабочие, уволенные с брошенных заводов, которых конечно многим очень приятно считать лицом русского народа. Но поверьте, даже в нищей Киргизии (о которой я напишу лишь через пару месяцев) такие места выглядят намного хуже, чем населённые титульной нацией.



31.





Отсюда мы взяли курс уже непосредственно в Саркандаугаву, которая оказалась в общем-то довольно симпатичным старым районом типа Гризинькалнса. "Проводник" среди рижских заводов славился и своей социальной деятельностью: при заводе были бесплатная больница и детский сад для детей рабочих, а в прилегающем Лесопарке (Межапаркс), разбитом в начале ХХ века по указу Джорджа Армистеда, проводились концерты и всякие досуговые мероприятия. Сомневаюсь, конечно, что в этих домах жили чернорабочие (коих было никак не менее 10 тысяч), но это далеко не худший район Риги и сейчас, и сто лет назад.



32.





Есть тут и внушительные многоэтажки. А знакомый теперь по новостям (соболезную всем рижанам) логотип на старой котельной пусть не вводит в заблуждение: "Максима" — это огромная литовская сеть супермаркетов, и обрушился гораздо более крупный магазин на другом конце города.



33.





Близ этой "Максимы" мы и припарковались — рядом находится Троицкая кирха (1876), судя по дате постройки ещё сельская (ведь завод появился на 12 лет позже). Увы, двор её оказался наглухо заперт:



34.





Дома у кирхи:



35.





Ещё тут есть православная Преображенская церковь (1888), очень маленькая и деревянная. За деревьями не видно её необычной композиции с высокой башней над входом, как у кирх:



36.





Рядом стоит памятник жертвам концлагеря "Кайзервальд", устроенного в 1943 году — тогда рижское гетто было расформировано, а его обитатели разогнаны по двум концлагерям — сюда и в Саласпилс. Кайзервальд формально не был "лагерем уничтожения", и всё же на здешних работах погибли тысячи человек — евреев и пленных красноармейцев.



37.





Кроме того, как напомнил в комментах friedlaender . мы досаднейшим образом упустили модернический костёл Царя Христа (1938-42), стоящий на кладбище буквально в нескольких ста метрах от церкви. Очень достойный образец церковного модернизма, дальний родственник костёла Воскрешения в Каунасе. Чтобы другим моей ошибки не повторять — фото с викимапии, автор konstants:



37а.





Ещё в Саркандаугаве есть станция с небольшим вокзальчиком, куда мы также не успели из-за того, что уже темнело. Пути отделяют от района Межапаркс (Лесопарк), в котором находится Певческое поле — то есть арена для Праздника Песни, едва ли не главного события культурной жизни Прибалтики. Там же — знаменитый Рижский зоопарк (1912) и закрывшаяся в 1997 году ДЖД, чьи вагоны ныне на узкоколейке Гулбене-Алуксне. Да и сама Саркандаугава, и даже Милгравис — не самые нижние по течению районы правого берега, так что в следующие приезд будет повод сюда вернуться.

Напоследок — ещё какие-то фабрики на улице Выгонной дамбы, по дороге обратно в центр:



38.





К морю же съездим в следующей части о левобережных Болдерае и Даугавсгриве.

http://varandej.livejournal.com/618474.html

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.