Домой Retroriga Рижские Рынки

Рижские Рынки

Рижские Рынки
Рига издавна славилась своими рынками. Базары были не просто местом торговли – здесь обменивались новостями, отмечали праздники, искали вдохновение для создания живописных полотен.

Рижский центральный рынок открыли для посетителей в ноябре 1930 года. Это был понедельник. А в воскресенье на старой рыночной площади – у набережной Даугавы – лавочники пытались сбыть нераспроданный товар. О том, что тот рынок отслужил свое, свидетельствуют старые фотографии – его составляли сотни примитивных деревянных будок.

На набережной первый рынок прописался еще с XVI столетия. Вонь, крысы, отсутствие нормальных складов, коммуникаций. Идея о строительстве нового рынка – между городским каналом и красными амбарами – появилась еще в царской Риге – в 1909–1910 годах. Планам помешала война. Вернулись к ним в 1922 году, когда Рижская дума приняла решение о строительстве нового рынка. Реализация заняла восемь лет.

Отцы города решили приспособить под строительство павильонов ангары для цеппелинов, оставленные кайзеровской армией в Вайнеде. За несколько миллионов латов их выкупили у комиссии, распоряжавшейся госимуществом. Но одно дело купить, другое – демонтировать и перевезти в Ригу. Длина одного «домика для цеппелинов» – 240 метров, ширина – 46, высота – 38. Конкурс выиграла фирма Stars. Демонтаж и перевозка заняли не один месяц.

Впишутся ли необычные конструкции в силуэт Старого города? Не испортят ли панораму? В 1923 году был объявлен международный конкурс. Из семи проектов выбрали лучший. Победители получили денежные премии, а городские власти заявили, что и этот проект их не удовлетворяет. На основе лучших идей предложили разработать новый. Для этого создали бюро Tirgus jaunbūves birojs, которое возглавил архитектор Павилс Дрейманис. К работе он привлек инженеров и архитекторов В. Исаева, Г. Толстого, П. Павлова.

Первоначально ангары предполагалось приспособить для рыночных павильонов в оригинальном виде, однако от этой задумки отказались. Решили использовать лишь верхние покрывающие фермы ангаров, а сами павильоны строить из кирпича и железобетона. Окончательный проект предусматривал строительство пяти павильонов, самый крупный из которых предполагалось использовать для оптовой торговли и обработки мяса, четыре павильона поменьше – для розничной торговли мясом, молочными продуктами, хлебом, фруктами, птицей и рыбой.

Долгожданное строительство началось в июне 1924 года со сноса двух рядов красных амбаров. В ходе работ – в 1926 году – выяснилось, что в проект требуется внести дополнения, а это увеличивает смету – два года в Рижской думе кипели страсти по поводу использования средств города. Лишь весной 1928 года возобновилась стройка и в ноябре 1930-го «чрево Риги» открыли для посетителей.

Старые газеты писали, что первые покупатели приходили, как на экскурсию – из зала в зал переходя. Но потом все встало на свои места. И как ни старались хозяева окрестных магазинчиков и лавочек сбивать цены, конкурировать с тогдашним «чревом Риги» им было не под силу. Очевидцы рассказывали, что бичом тех лет были карманные воры. Почти все они крутились на рынке – нигде в городе не было такого столпотворения. Зазевался – прощайся с кошельком!

Случались и ЧП посерьезнее. В1930-м перед Рождеством стояли теплые дни, а на праздники, когда рынок не работал, ударил мороз. Все овощи, оставшиеся в павильоне, замерзли. Из-за морозов вышел из строя и водопровод – в рыбном павильоне бассейны с рыбой остались без воды. После Рождества торговцы потребовали от городских властей возместить убытки.

По сведениям старых газет, в том же году на побережье Рижского взморья, в Меллужи, вынесло… 29 канистр со спиртом. Это была часть груза с торгового судна, шедшего в Ригу и потерпевшего крушение. А вскоре на Центральном рынке начали подпольно предлагать «спиртик».

Главный создатель «чрева Риги» Павилс Дрейманис после войны уехал в Австралию. Среди его наследия – кинотеатр «Палладиум», Рижский ипподром, средняя школа в Болдерае. Школа сохранилась и сегодня – интересное сооружение, выделяющееся на фоне деревянных домиков. Ее автор был одним из пионеров функционализма в Латвии. Кстати, «чрево Риги» тоже считается образцом функционализма. Хотя какое это имеет значение. У объектов архитектуры могут быть лишь два стиля: хороший и плохой.

Первый кирпичный рынок 

Сегодня иностранцев ведут на Рижский центральный рынок – памятник архитектуры, крупнейший рынок в Европе. А сто лет назад лучший рынок города находился даже не в центре – в Петербургском предместье, в створе нынешних Бривибас и Матиса. Называли его Александровский – от главной улицы города.

По обороту, количеству покупателей и продавцов он уступал центральному – вдоль набережной Двины. Но на рубеже столетий тот состоял из примитивных деревянных будочек, а на Александровском – впервые в Риге – соорудили каменные рыночные павильоны. Конкурс объявили в 1897 году, вскоре после того, как на этом месте открылся рынок, а построили в 1902-м. Два каменных павильона – один для торговли мясом, другой – для остальных продуктов.

Впрочем, не вся торговля велась в павильонах – в них было только 180 торговых мест, а на рыночной площади – втрое больше. Особенно много продавцов приезжало в выходные. В эти дни площадь принимала до 900 торговцев. Места не хватало, поэтому с повозок торговали и на окрестных улицах.

К Первой мировой войне рынок благоустраивается: появляются новые торговые места, освещение. С окрестных улиц пропадают и торговцы с повозок: вместо деревянных строений вокруг поднимаются каменные дома. А хозяева вовсе не желают портить картинку.

«Площадь, окружающая Александровский рынок, украсилась новым зданием пассажа на углу Матвеевской и Александровской улиц. Отделка приближается к концу; леса почти все сняты, и вскоре пятиэтажное архитектурное здание будет полно жизни и движения, заменив собою низкие, невзрачные домишки с пивными и трактирами, что раньше грязным пятном выделялись из ряда других зданий», – писал «Рижский вестник» в 1911 году. В 1929 году на рынке возводят новый павильон – для торговли селедкой. В это время рынок меняет название – Матиса, от соседней улицы.

В 1950-е окрестные жители шли туда не только за продуктами, но и за вязанками дров. Людмила Зуймач вспоминала, что школьниками они бегали сюда на переменках за вкусными пирожками с повидлом и ливером – по 4 и 5 копеек. А еще здесь продавали необычные самодельные игрушки – деревянные фигурки стиляг. В те годы на Револуцияс была еще одна достопримечательность – напротив нынешнего Пожарного депо можно было увидеть одну из последних в городе извозчичьих пролеток. Возницей была дама.

За эти годы на рынке побывали миллионы покупателей – рижане и приезжие. Художник Волдемарс Ирбите увековечил рынок в картине «Тиргус скатс». В 1942 году Дрезденская картинная галерея обратилась к нему с просьбой продать картину – до этого ни один из латышских художников не удостаивался подобной чести. Немцы предложили ему высокую цену, но Ирбите отказался. Сегодня памятник художнику можно увидеть на углу Бривибас и Шарлотес, в сотне метров от рынка.

Красная горка 

Среди неповторимых памятников прошлого Московского форштадта – старинные кирпичные строения на стыке улиц Маскавас и Ерсикас. Когда-то напротив шумел рынок, а в окрестных кирпичных зданиях располагались лабазы, магазины. Был здесь и конечный пункт конного трамвая, идущего из центра.

Рынок в створе улиц Витебской и Московской появился в 1860-е. Вокруг простирались песчаные холмы, на которых на протяжении столетий русские жители собирались в первое воскресенье после Пасхи отмечать праздник. Отсюда и название – Красная горка. О той традиции сегодня напоминает маленькая улочка по соседству – Саркана (Красная). Первое время на Красной горке торговали дровами, сеном, лошадьми – окрест много постоялых дворов. Не случайно в ту пору у рынка было второе название – Сенной. В продавцах недостатка не было. Рыночная площадь тогда находилась вне предместья, а значит, можно было не платить налоги. Но постепенно город перенимает Красную горку, благоустраивается территория. На рыночной площади появляются навесы, магазины, склады.

Городские омнибусы (лошадки, запряженные в кареты) пустили сюда с Ратушной площади в 1876 году, потом их сменила конка. Уцелело старинное депо конки, построенное в 1888 году архитектором Шмелингом. В это время поднялись и соседние одноэтажные здания, в которых прописались магазины. Часть из них принадлежала рыночной торговке Марии Меркульевой.

Из старых газет можно узнать, что в 1876 году на Красной горке работало 107 торговцев. Общие доходы составили 76 349 рублей. Значимость Красной горки растет. Данные за 1897 год свидетельствуют, что по количеству уплаченных городу налогов среди семи городских рынков он третий – после Двинского (главного) и Александровского (нынешнего Видземского). Правда, условия на форштадтском рынке были жуткими даже для неизбалованного покупателя. К лошадиному навозу, который «украшал» и остальные рынки, тут добавлялся запашок селедки. Особенно сильная вонь стояла летом, в жару. В 1895 году об этом со страниц газет заявил городской санитарный врач. Впрочем, селедка была и тем продуктом, который привлекал – и при царе, и в 1920–1930-е. Михаил Фаддеевич Таркач, родившийся в семье сапожного мастера на улице Лиела Кална, рассказывал мне, что в районе в основном селилась беднота, которая отоваривалась на Красной горке. Составляли его десятки ларьков и лишь один длинный крытый павильон. Маленькому Мише запомнился резкий запах селедки, а еще в бочках держали селедочный соус, который те, кто победнее, употребляли как приправу к картошке. В 1930-е Красную горку переименовали в рынок Латгальского предместья, а вскоре после войны он и вовсе был закрыт.

Автор : Илья Дименштейн Источник : info.riga.lv

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.