Домой Рига Латвия Вентспилс – Колка

Вентспилс – Колка

Погода и ветер благоприятствуют, да и дорога неплохая, правда асфальт зернистый, накат слабоват.



 

  Несколько километров от Вентспилса неплохая велодорожка, вот пересечение железнодорожных путей. Проехать вполне реально, но только очень медленно. Постепенно разгоняюсь, поскольку асфальт становится «мягче». Если бы не коричневый указатель, то проскочил бы бывший военный поселок Ирбе.



 

Несколько коробок, бывших жилых домов. Ободрано все что можно.



 

 

  С дороги видна тарелка радиотелескопа. Сейчас он служит научным целям, не являясь секретным, можно беспрепятственно подойти и поглазеть. Правда, сама тарелка временно закрыта для посещения – идет реконструкция.



 

  Здоровая махина. Впечатляет. А сколько там стрижей и ласточек! Так и снуют вокруг, видимо в решетке антенны немало гнезд.

 

 

 

  Опаньки… давно я не видел символики ВВС, года так с 1988, с дембеля. О службе не жалею, но и прилива положительных эмоций не вызывает, потому, обычно, военные объекты стараюсь обходить. Дорога, идущая мимо радиотелескопа – тот вариант, что вывел бы меня к Ирбе от поселка Попе. Правильно, что по ней не поехал. Увяз бы как муха в сиропе – много сыпучего песка, булыжников и в добавок «стиральная доска».



 

  Маяк Микельбака высотой 62 метра построен в 1884 году и является самым высоким маяком в Балтии. На нем на высоте 56 метров построена смотровая площадка. Толщина стен маяка раньше составляла около метра, но так как башня была из тяжелого дюнного песка, то с течением времени она все же покосилась. В конце концов, это стало так опасно, что в 1932 году маяк разрушили. Следующую башню взорвали во время Второй мировой войны, в 1941 году, а в 1957 году Микельбака принял свой нынешний облик. По близости находится Микельторнская лютеранская церковь, построенная в 1893 году. Маяк в древнем ливском поселении, который раньше именовали Пизе (в переводе с латышского «ивовый прут»), все же назвали не Пизской башней, а Михайловским маяком, так как его предназначение было предостерегать моряков об одноименной мели. Позже маяку дали латышское название – Микельбака, а также Микельторнис.





 

Не удалось никого найти, только собаки бегают, была мысль взобраться.



 

    Маяк и кирха. Маяк в стороне от дороги, пока выбираюсь на главную, по полю, к дороге, а потом и через неё медленно трусит лиса. Рыжая, только нос черный. И с обочины наблюдает за мной из травы. А утром, только отъехав от Вентспилса, видел косулю, явно молодую. Стояла на асфальте, смотрела на меня, метров за 20 опомнилась, опрометью кинулась в придорожные заросли, аж копытца срябнули по асфальту. А потом выглядывала с безопасного расстояния. Много зверья, иногда краем глаза, боковым зрением кого-то чуть приметишь, но кто – не успеешь разобрать.

 

 

 

Речка Ирбе.



 

  Надпись гласит « Поселок ливов, которого больше нет». Ливы – небольшая народность курземского побережья, численность сокращается год от года. На светлом песке надпись из березовых стволов малозаметна, а если ехать на автомобиле и на скорости, то маловероятно её увидеть. Крик души или послание в пустоту.



 

 Это я.  

  Двигаясь по направлению на Колку у перекрестка Мазирбе-Колка-Дундага сворачиваю направо, в сторону Дундаги.



 

 Лютеранская кирха на окраине Мазирбе. Инициатор постройки владелец дундагских земель Теодор фон дер Остен-Сакен, освящена в 1868 году, её башня высотой в 40 метров служила дневным ориентиром для моряков.



 

   На подъезде к местечку Слитере, дорога идет вверх, у обочины небольшая смотровая вышка.



 

  Над верзушками зеленого леса, вдалеке, виднеется море.





 

  Это второй старейший маяк в Латвии (построен в 1849–1850 гг.), возвышающийся выше всех над уровнем моря (82 м) и наиболее удаленно построенный на суше. И один из самых популярных и наиболее посещаемых маяков Курземского побережья. Месторасположение в пяти километрах от берега Балтийского моря обеспечивает возможность рассмотреть и Слитерские леса, и побережье, и море с кораблями. С 2002 года маяк служил смотровой башней, он благоустроен в соответствии с нуждами туристов.

 

   Припарковываюсь у маяка, еще пара туристов, на машине. А маяк закрыт, воскресенье на дворе. На входе в маяк записка с телефоном – мол звоните, буду через пару минут. Что я и делаю. Действительно, через несколько минут подъезжает девушка, открывает маяк. Посещение платное – 0,5 евро. По деревянной лестнице забираюсь на верх. (мышцам ног эта затея совсем не нравится). На верху по периметру – окошки, можно открыть и любоваться видами.





 

  Вся территория вокруг – Слитерский национальный парк, а в Слитере находится его административная часть, в маяке, на каждом этаже – многочисленные экспозиции и информационные стенды.  Еще один интерес был у меня в Слитере. Дело в том, что в прошлом году мой друг Валера, биолог и очень творческий человек примерно на полгода засел в Слитере, «Леплю» – коротко отвечал на многочисленные вопросы. А я же любопытный!

 

 

 

   Эта скульптура называется древо. Жаль, что теснота помещения ( а это маленькое здание справа от маяка) на позволила сделать больше снимков.

  Треснутое у основания натрое, дерево во всех мельчайших деталях, с грибами, мхом, плесенью и лишайниками на коре. Это именно скульптура, во всх деталях повторяющаяя реальное дерево. Кропотливая работа, очень высокого уровня. Материал – бетон и краски.

 

  Держу путь обратно, к поселку Мазирбе. Теперь уже под горку, правда против ветра, да и погода меняется, набежали облака, стало прохладнее, ветер усилился.



 

  Пташки у дороги, не воду пьют а какую-то мошкару собирают. При моём приближении прыснули врассыпную, но потом, видя, что я на их добычу не покушаюсь, осмелели и продолжили сбор насекомых.



 

Все обочины густо усыпаны кустиками земляники, ягод тоже немало, в самом соку уже!



 

   На курземском побережье, в Мазирбе и не только, можно видеть кладбище лодок. От избытка усердия и дабы не было попыток покинуть СССР, рыбакам побережья было запрещено выходить в море.



 

Это в краях, где рыбный промысел был исконным и традиционным образом жизни.



 

  Остатки старого пирса.  До Колки остаются считанные километры. Дорога, прежде днем, бывшая пустынной, становится оживленнее. Легковушки, мотоциклы, кемперы, автобусы. Не много, но чаще встречаются. А вот грузовиков после выезда из Вентспилса не было вовсе.



 

  Вот и мыс Колка. Первым делом заглядываю в сувенирную лавку, там же можно и кофейку испить. Пока беру кофе примечаю вот такого пушистого монстра, думал игрушка – ан нет, он ушками шевелил! На большее, видимо не хватало, громадный котяра.

 

 

 

   Стоянка, парковка, пара сувенирных лавок, кемпинг – вот инфраструктура и добровольные пути отъема денег у заезжих зевак вроде меня.  Я раскрутился на магнитик и обед в одной из харчевен.

 



Прибрежный лес, крученый, часто низкорослый. Ветер дует тут все время, то с одной, то с другой стороны. Или с моря или с Рижского залива.



 

«Тем, кого взяло море». Некоторые туристы любят фотографироваться в проёме этой стеллы…

 



 

А мне видится в ней нечто мрачное. Как-никак знак паияти.



 

Людям, кораблям, земле ливов.

  Море напротив мыса Колка издавна считалось гиблым и опасным.



 

Согласно древней легенде, мыс Колка был создан дьяволом, который проиграл спор местному атаману морских разбойников. Тот согласился продать душу черту, если тот за одну ночь соединит континент с островом Сааремаа, и тем самым позволит пиратам захватывать корабли, которые будут натыкаться на переешеек. Но первые петухи пропели раньше, чем черт успел выполнить задание. Так что остался только мыс.

 

 Остатки старого Колкасрагского маяка. Его разломали льды, время и море постепенно сравнивают его с поверхностью песка.



 

   Маяк на Колке единственный маяк, в Латвии построенный на острове. Остров исскуственно создан и находится в море. Остров создавали из насыпанных на бревна камней; камни привозили на лодках или зимой на санках по льду с островов Курземе и Эстонии. Вокруг острова сделана двойная стена из бревен с камнями внутри. Строительство острова начали в 1872 году и в 1875 году зажгли огонь на временной башне маяка. На ней горели 14 ламп с рапсовым маслом, огонь которых усиливали металлические рефлекторы. На острове построили деревянное жилое помещения для работников. Был приобретен аппарат для дистиллирования воды. В 1880 году установили привезенную из Парижа туманную сирену, которую приводит в действие сжатый воздух. Детали теперешней железной башни изготовляли в Петербурге. Башню покрасили в красный цвет, а помещения для огня и балкон в зеленый. Маяк стал работать в 1884 году 1 июля. В 1885 году вместо туманной сирены, которую приводить в действие нужно было в ручную, установили паровую сирену, изготовленную во Франции. В 1979 году на маяке установили радиоактивную изотопную батарею, и маяк стал работать автоматически без прислуги. После восстановления независимости не благоприятную для природы батарею отдали России, а вместо нее установили солнечные батареи. В 1930 году произошла замена деревянной стены острова на бетонную, а 1935 году построили каменное жилое здание. В обслуге маяка обычно было 5 человек, которых меняли раз в неделю. Из-за бурь иногда людей не меняли целый месяц. Так как море продолжало вымывать основу острова, в 1976-1978 году вокруг острова были наброшены железобетонные блоки, между которыми были, разместили камни и мешки с цементом.



 

На берегу большое колиство деревьев, омытых и выброшенных морем. И табличка на двух языках, латышском и ливском.



 

  Кто-то устраивает ритуалы, или это жертвоприношения морю? И я пожертвовал мелкую монетку – может когда-нибудь снова?



 

 Место, казалось бы малопримечательное. Но человека всегда тянет к краю земли. Пусть это и не самая северная или западная точка Латвии, но дальше – только море.



 

Бронзовая доска на одном из камней. Центр Европы, вот как оказывается!

 Вдоволь погуляв по этому, все-таки примечательному месту, отправляюсь к месту ночевки, в поселок Колка. От мыса до него сущие пустяки, несколько минут езды.



 

 Сам поселок невелик, успел приметить лишь лютеранскую кирху.



 

  И православная церковь Рождества Христова, освященная в 1892 году.

 

Остановился я в гостевом доме с названием «Уши». У самого синего моря. Вечер скоротал прогулкой вдоль моря рижского залива. Все-таки с морем есть разница. Залив и по цвету другой и теплее и воды здесь поспокойнее.

Спасибо Сарме и Ивану за добрые слова этим вечером!

За день пройдено 106,6 км

В пути 5:5

gazeta.lv/story/24467.html

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.