Домой Рига История Латвии Юмправмуйжи

Юмправмуйжи

Когда-то это место носило романтическое название «Бломендаль», что в переводе с нижненемецкого означает «Цветочная долина». Это один из самых старых топонимов в окрестностях Риги. Впервые имение с таким названием появляется в грамоте рижского архиепископа Альберта Второго в 1256 году. Архиепископ дарует усадьбу женскому цистерцианскому монастырю Св. Иакова и с тех пор в усадьбе хозяйничают монахини.

 



Цистерцианский монастырь в Риге



Надо отметить, что усадьба эта была одной из самых крупных в окрестностях Риги, её территория простиралась от Юглского озера на востоке до современного Олайне на западе, от рижских предместий на севере до современного Саласпилса на юге. Это было вполне логично, ведь цистерцианские аббатства вели обширную хозяйственную деятельность, по всей Европе им принадлежали большие земельные угодья. Рижские цистерцианки не были исключением.

 



Монахини-цистерцианки



Вскоре в усадьбе появились опрятные монастырские строения, где постоянно жили монахини. Имение славилась и своим парком, он сохранялся в порядке вплоть до XVIII века и был отмечен на многих картах Риги как своеобразный ориентир. Со временем имение «Бломендаль» стали называть Юнгфернгоф, то есть, усадьба девственниц, в честь живущих здесь монахинь. Ну а поскольку монахиням принадлежала ещё и усадьба Юнгфернгоф недалеко от теперешнего Лиелварде, то рижское имение монастыря переименовали в Малый Юнгфернгоф, под этим именем усадьба и просуществовала до наших дней.

 



Юнгфернгоф в конце XVIII века



Монахини-цистерцианки хозяйничали в усадьбе вплоть до Реформации, затем имение пустовало, а во время польского владычества перешло к иезуитам. Но они задержались тут ненадолго, после того как Ригу заняли шведы монахи навсегда покинули это место. Бесхозное имение по личному повелению шведского короля Густава Адольфа досталось главному мастеру рижского монетного двора Мартину Вульфу и его потомкам. Позднее, в 1636 году, сыновья Вульфа, ставшего в конце жизни дворянином Вульфшильдом, продали имение городу за 7 тысяч риксдалеров.

 



План усадьбы в 1700-х годах



Усадьба Юнгфернгоф стала также свидетельницей военных действий Великой Северной войны. В 1700 году недалеко от усадьбы Даугаву пересекало объединенное войско русских и саксонцев. Саксонцы уже переправилась по наплавному мосту и разбили лагерь, дожидаясь переправы основного войска, но вдруг появились солдаты Карла XII. По легенде нападение шведов было настолько стремительным, что саксонцам ничего не оставалось, как спешно покинуть позиции. Ну а шведам, кроме победы, достался ещё и тёплый обед врага.

 



Бой между шведскими и русскими солдатами



Впрочем, русские войска снова появились на берегах Двины уже в 1709 году и вновь планировали разбить лагерь у усадебной переправы. Но в те времена в Юнгфернгофе хозяйничал фогт рижского округа Пауль Брокгаузен. Как сторонник шведской короны, он не желал терпеть русских завоевателей в своем доме и велел солдатам квартироваться у окрестных крестьян. Увы, он поставил не на ту монархию: Пётр Первый Северную войну выиграл, Рига отошла Российской империи, а Брокгаузену пришлось родину оставить: в 1716 году его сослали в Сибирь.

 



Герб рода Брокгаузен



Но к чести новой власти стоит отметить, что усадьбу у Брокгаузенов не отняли и здесь продолжали хозяйничать его сыновья. Особо отличился Георг Брокгаузен, прославившийся своей скупостью. Имение отца ему никогда не нравилось, особенно его главный недостаток: Мазюмправа была казённой. Он приобрёл себе имение Дунте, которое находилось неподалёку и позднее вошло в историю как Лоренцгоф. Туда Георг приказал вывести не только всю мебель и прочий инвентарь отцовского дома, но и все печи, окна, двери и даже старые кирпичи. Вслед за этим в парке вырыли все плодовые и декоративные деревья и тоже увезли в Дунте. Юнгфернгоф был полностью разорён.

 



Усадьба Юнгфернгоф в начале XIX века



После смерти Георга Брокгаузена в 1752 году усадьбу начали потихоньку приводить в порядок. Стало ясно, что управлять такой огромной территорией эффективно городу не под силу. Уже в 1777 году от Юнгфернгофа отделили Олай, будущий Олайне, а в 1799 Дрейлингсбуш, теперешние Дрейлини, с прилегающими имениями. Центр усадьбы перенесли на высокий берег Даугавы и тут, по проекту городского архитектора Хаберланда, построили скромный новый господский дом. Отныне усадьбу сдавали в аренду.

 



Иоганн Генрих Бауман



Одним из арендаторов имения стал известный курляндский художник Иоганн Генрих Бауман. Он был сыном митавского пастора и суперинтендента Курляндии Йоахима Баумана и должен был продолжить дело отца. Но во время учёбы в Эрфуртском университете он познакомился с известным художником анималистом Яковом Беком. Молодой курляндец так увлёкся живописью, что решил посвятить этому всю свою жизнь. Стоит отметить, что творчество Баумана оказалось весьма востребованным: его картины висели во многих домах и квартирах местной знати. Всего он создал более 1700 картин, но до наших дней сохранилось только 42 полотна.

 



Охотничьи собаки и подстреленный заяц. Работа И.Г. Баумана



Иоганн Генрих Бауман был заядлым охотником и часто рисовал натюрморты с охотничьими трофеями. Но особенно популярны были его портреты охотников. Картины Баумана до сих пор входят в коллекцию рижского городского музея. Кроме того, Бауман любил рассказывать охотничьи истории, часто приукрашивая и додумывая необычные моменты. За это современники окрестили его «Курляндским Мюнхгаузеном». Последние годы своей жизни ог провёл в семье своей дочери Шарлотты. Умер Иоганн Бауман в 1832 году в имении Юнгфернгоф и похоронен на Катлаканском кладбище.

 



Одна из самых известных картин Баумана «Заяц»



Ещё при жизни Бауман сделал интересное открытие: всего в сотне шагов от усадьбы из земли бил сильный родник, вода из которого отдавала серой. Он пригласил известного аптекаря Давида Гринделя, чтобы тот осмотрел таинственный источник. Оказалось, что вода в роднике целебная и прекрасно подходит для ванн. Гриндель отмечал в своём описании юнгфергофского источника, что вода помогает больным ревматизмом, подагрой, при кожных заболеваниях и даже подходит для лечения глаз. Бауман приказал возвести над источником сруб и небольшую купальню для принятия ванн. Увы, но дальнейшая судьба источника неизвестна.

 



Давид Иероним Гриндель



В начале двадцатого века усадьба уже давно считалась нерентабельной: почвы на берегах Даугавы были не слишком плодородными, в основном доломит и песок. Выращенного в таких условиях едва хватало на пропитание, про продажу и говорить было нечего. Окрестных крестьян кое-как спасала ловля рыбы. Неподалёку открылся небольшой кирпичный заводик, да ещё построили несколько дач. Вот, собственно, и все доходы. Сохранилась опись строений усадьбы: каменный господский дом с голландскими печами, дубовыми дверями и старинными окнами; конюшня с каретником; ледник; хлев; кузница; жилые дома для рабочих; водяная мельница и корчма.

 



Усадьба в начале ХХ-го века



Во время Первой мировой войны в усадьбе находилось вспомогательное хозяйство, где выращивали овощи для нужд армии. Затем имение передали рижскому политехникуму, но после того, как армия Бермонда-Авалова опустошила усадьбу, она снова опустела. В 1920-х года в старом господском доме открыли культурный центр Катлакалнсской юношеской организации. Сюда часто приезжали рижане на прогулки. С 1929 года по Даугаве между Ригой и Кекавой регулярно курсировал небольшой пароходик компании «Штраух и Круминь», одной из остановок маршрута была и Юмправмуйжа. Усадьба в те времена сдавалась некой Евгении Штобе.

 



Заключённые прибывают на станцию «Шкиротава»



Во время нацистской оккупации Риги в 1941 году в имении планировалось создать образцовое сельскохозяйственное предприятие. Территория позволяла – целых 200 гектар, но вскоре этой земле нашлось другое, страшное применение. В пустующей усадьбе появился временный концентрационный лагерь «Юнгфернгоф». Уже в 20-х числах декабря 1941 года в Юнгфернгоф прибыли первые заключённые – несколько сот евреев из Гамбурга, Нюрнберга, Штутгарта, Любека и Вены. Изначально «Юнгфернгоф» и создавался для евреев из Рейха (т. н. Reichsjuden). Основным занятием заключённых предполагались сельскохозяйственные работы, прежде всего, выращивание картофеля и капусты. Кроме того, заключённые время от времени отправлялись на другие работы в окрестностях Риги.



Одновременно в лагере содержалось до 4-4,5 тысяч заключённых. Условия были нечеловеческими, как вспоминал один из заключённых: «Не было ни дверей, ни печек. Окна были открыты, и крыша тоже была не в порядке. На улице мороз минус 45 и ветер гонял снег по сараю». От голода, холода, тифа и других болезней в лагере зимой 1942 года умерло около 900 человек, некоторых просто расстреляли за различные «провинности». Хоронить умерших в замёрзшей земле было невозможно, и тогда охрана лагеря попросту взорвала одно из картофельных полей и в воронке от взрыва закопали тела умерших.



В марте 1942 года лагерь ликвидировали. Большинство заключённых нашли свою смерть в Бикерниекском лесу во время так называемой «операции Дюнамюнде». Людям пообещали, что их перевезут в несуществующий лагерь Дюнамюнде, где будут лучшие условия, но на самом деле их подло расстреляли и закопали в общих могилах. Несколько заключённых оставили в Юнгфернгофе, они должны были замести все следы преступлений и создать иллюзию, что в усадьбе ведётся сельскохозяйственная деятельность.

 



План усадьбы после событий Второй мировой войны



После окончания Второй мировой войны территория усадьбы попала в ведение военного аэродрома «Румбула». В главном здании поместья, где в период существования лагеря Юнгфернгоф находилась комендатура, разместился госпиталь. На рубеже 80-х-90-х годов на бывшей территории лагеря были разбиты огороды и дачные участки, которые значительно расширились после ликвидации войсковой части. Ещё в 2007 году холм, на котором расположились руины Юнгфернгофа, окружали маленькие огородики.

 



Центр Юмправмуйжи в 2007 году



В 1990-х в усадьбе планировали поместить гостиницу и спа, но у инвестора кончились деньги и уже подготовленные к ремонту здания поместья оказались брошены на произвол судьбы. Сначала от господского дома остались только стены, теперь нет и их, лишь груда кирпичей да фрагменты стен напоминают о том, что тут когда-то были здания.

 



Руины господского дома усадьбы в наши дни



В этом году началась масштабная реконструкция усадебного пруда. Частично расчищены и руины зданий. Что здесь будет, ещё неизвестно, но хотелось бы, чтобы тут появились небольшая табличка с историей этого места и знак в память о погибших здесь людях. Рижане должны знать историю своего города и помнить не только о светлых, но и о тёмных страницах этой истории, чтобы они больше никогда не повторялись!

http://www.gazeta.lv/story/24144.html

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.