Домой Рига Латвия Юрмала. Часть 2, непарадная

Юрмала. Часть 2, непарадная

Кемери, немецкий Кеммерн, самый дальний от Риги юрмальский посёлок (более 40км), я осмотрел почти на неделю раньше, чем всю остальную Юрмалу — сюда меня привезла renatar по дороге в Курляндию. Кемери стоит отдельно от всей остальной Юрмалы, со всех сторон окружённый глухими болотами, отделяющими его в том числе от моря, и вид у него весьма депрессивен. Вокзал, мимо которого мы въезжали, я показал в прошлой части; непосредственно в посёлке ничего не сфотографировал — мы проехали его без остановок, да и в общем ничего выдающегося там нет.



2.





Рената и Валерий же сразу привезли меня прямиком в Сток-Морон. Ну, в смысле место, "игравшее роль" этой усадьбы в фильме о Шерлоке Холмсе. В принципе "латвийская холмсиана" — одно из ноу-хау Ренаты, конкретно о Сток-Мороне у неёподробно рассказано здесь. Расположение вполне годное — за пределами собственно Кемери, в глубине леса, в окружении болот. Само место красивое и атмосферное, даже если не смотрел кино.



3.





Ныне здесь находится дирекция Национального парка "Кемери", который охраняет в первую очередь эти самые болота. В советское время деревянные дома занимал детский оздоровитель лагерь, а само здание построено в 1932-33 годах, и при I республике это был известный на всю Юрмалу ресторан "Весёлый Комар".



4.





Одна из доминант по дороге — водонапорная башня. У речки рядом с ней отчётливо пахло сероводородом, и мы было обрадовались: дело в том, что болотный Кеммери с пляжной Юрмалой объединили не случайно, это тоже курорт — но бальнеологический, здешние сероводородные источники ещё в 1801 году описал академик Товий Ловиц, а в 1838 году, когда приморский посёлки будущей Юрмалы официально стали курортом, о Кемери (получившее название от делянки лесника Кеммера) также не забыли, и это был один из популярнейших в Российской империи бальнеологический курорт. которым в 1904-15 годах руководил Алексей Лозинский — крупнейший теоретик бальнеологической медицины в России и СССР. Расцвет Кемери пришёлся на времена I республики, в 1912-33 годах действовала даже трамвайная линия от вокзала к пляжу. Сейчас же посёлок в заметном упадке… и запах сероводорода чуть выше по течению стал невыносим — это просто канализационную трубу прорвало.



5.





Рядом здание купальни, причём труба указывает на то, что вода в ней была с подогревом. Увы, с фасада его так и не заснял:



6.





За вонючей речкой оказался красивый и загадочный (особенно рано утром) пейзажный парк (1851) с беседками:



7.





8.





На самом деле он занимает около 750 гектар, его обустройством 10 лет занимался известный садовник Карл Вагнер, по завершении в 1861 году был поставлен вот такой странный памятник основателям и первым директорам курорта.



9.





Самое запоминающееся место в парке, по крайней мере в той малой части, где я гулял — Остров Любви с обветшалой беседкой:



10.





11.





12.





Здесь же — маленькая деревянная Петропавловская церковь (1893), около которой я единственный раз в Кемери увидел людей:



13.





Но главное здесь — грандиозное здание санатория времён I республики. Пожалуй, это вообще крупнейшее её здание.



14.





15.





Ныне отель, как и всё Кемери, пустынен — уже намного лет находится в состоянии затяжной реставрации и бесконечных смен планов и собственников.



16.





Между Кемери и Слокой — ещё 7 километров через торфяное болото с посёлочком Кудра (в переводе — Торф), но в Слоку я приехал значительно позже и уже один, автобусом из Вентспилса. Слока — самый, пожалуй, необычный из юрмальских посёлков: дело в том, что он никогда не был курортом. Рыбацкое селение Шлок известно с 1255 года, в эпоху Курляндского герцогства здесь даже были какие-то мануфактуры, а в 1785 году Шлок стал городом Рижского уезда, и первоначально даже не входил в состав Юрмалы, к которой его присоедини лишь в 1959 году. Из 55 тысяч постоянного населения Юрмалы в Слоке живёт около половины, в первую очередь в микрорайонах Каугури, возникшем на месте села, присоединённого к тогда ещё "независимой" Слоке в 1925 году. Вид на каугурские многоэтажки открывается, если пройти от вокзала в сторону моря — вот так видят Юрмалу чаще всего видят её обитатели.



17.





Однако нам интереснее та половина Слоки, что между железной дорогой и Лиелупе, можно сказать исторический центр Шлока. Практически за автовокзалом — обширное кладбище, которое дорога делит на две части. Православная:



18.





И лютеранская:



19.





20.





Вдобавок дополненная деревянным костёлом, скорее всего 1920-30-х годов. Говорят, в глубине кладбища есть надгробия чуть ли не 17-го века, старейшие в Видземе (не считая всяких некрополей в замках и соборах).



21.





Эта часть Слоки застроена в основном домами первой половины ХХ века, но действительно интересных среди них я, впрочем, не обнаружил:



22.





Да и до кирхи так и не дошёл.



23.





А между тем грязный воздух, трубопровод над одной из улиц, просто общая недобрая атмосфера говорит о близости большой индустрии:



24.





Так и есть — над Слокой довлеют трубы целлюлозно-бумажного комбината, основанного в 1896 году, а загнувшегося, судя по всему, в 1990-х. Ныне большая его часть — слой пыльных, вонючих обломков:



25.





За которыми, впрочем, просматриваются и старые корпуса:



26.





Курорт и индустрия, тем более такая грязная, как ЦБК (добавлю, что заводы этой отрасли ещё и самые вонючие из всех отраслей), кажутся несовместимыми. Тем более завод стоял выше по Лиелупе, чем все курортные посёлки. Такая вот у Юрмалы есть тёмная сторона.



27.





Впрочем, от Слоки ещё на 7 километров тянутся старые дачные посёлки, которые я в прошлой части проехал на электричке без остановок — Вайвари, Асари, Меллужи, Пумпури, Яундубулты и ещё несколько даже без собственных станций, поэтому уже в Дубултах о существовании Слокского ЦБК не напоминает вообще ничего. Ну а Дубулты, футуристический вокзал которых я уже показывал в прошлой части — это исторический центр Юрмалы.



28.





Если все остальные курортные посёлки возникли из чьих-то усадеб, Дуббельн был просто деревней, выросшей в 15 веке вокруг корчмы латыша Дубултса. После войны 1812 года здесь поселился Барклай-де-Толли со товарищи, что стало первым толчком к развитию юрмальских курортов. Стоявший между частными владениями Дуббельн и стал общественным центром зарождавшейся Юрмалы, поэтому здесь как нигде в других посёлках много явно некурортных зданий, в основном близ вокзала.



29.





30.





На главной улице Стрельниеку гле-то в километре западнее вокзала — Владимирская церковь (1867), деревянная с каменной звонницей.



31.





В центре посёлке — самая крупная в Юрмале и одна из красивейших в Латвии кирха (1909) в югендстиле:



32.





33.





34.





35.





В основном же застройка Старого Дуббельна выглядит так — всё те же курортные виллы:



36.





Самые красивые стоят напротив кирхи:



37.





Но и на других улицах их немало:



38.





39.





40.





Совершенно случайно на улице Цериню набрёл на заброшку, которую принял за какую-нибудь бывшую адвентистскую или баптисткую церковь — и в Риге, и в соседней Курляндии таких очень много. Всё оказалось интереснее — это была синагога. Хотя Лифляндская губерния не входила в "черту оседлости", в Дуббельне на волне курортного бизнеса сложилась еврейская община. Немцам это, конечно же, не понравилось, в обиходе Дуббельн стали называть Юденбург (в латышском варианте — Жидубулты), но впрочем, судя по небольшому размеру и деревянности здания, евреев тут было не так уж и много. Синагогу же как минимум с советских времён занимал торговый ряд, а ныне она просто заброшена:



41.





А у дорогого читателя, весьма вероятно, уже зреет вопрос: "Если Юрмала — это курортный город, то где же море, чёрт возьми?!". Вот оно, за авандюной:



42.





В следующей части — о Юрмале, какой её видят курортники.

varandej.livejournal.com/

Понравилась новость ,поделись в соц.сетях :

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.